Смешные истории

Короткие смешные истории

Смешные истории из жизни - cборник № 1685

Сборник смешных историй подготовлен: 04.05.2015 г.


О том, что не всегда одинаковые задачи имеют одинаковое решение. В нашем учреждении решили сделать ремонт туалетов. Дело это нужное, но как обычно, ремонтники дело не довели до конца - а именно не сделали замков. Мужчин это как-то мало смущало, а женщины всегда ходили в туалет гурьбой: пока одна делает свои дела, остальные стоят на страже, охраняя процесс. Но все равно было неудобно. Здание наше трехэтажное. На верхних этажах нашли выход из положения: так как двери открывались вовнутрь, с внутренней стороны в косяк двери вбили гвоздь и согнули его. Поворот гвоздя - и тебе уже ничего не угрожает. Но на первом этаже дверь по-прежнему не закрывалась, и, учитывая тот факт, что там всегда многолюдно - клиенты, люди с улицы - то туалетом служащие почти не пользовались, поднимались на верхние этажи. Это очень нервировало одну нашу сотрудницу - даму предпенсионного возраста. Подниматься наверх ей было тяжело, а допроситься коллег-мужчин, чтобы они сделали замок на дверях, она не смогла. Пришлось действовать самой: выпросила у мастеров инструменты - ей дали самый большой молоток и гигантский гвоздь-тридцатку. Как она забивала этот гвоздь в косяк и сгибала его - тема отдельного разговора, но после часа борьбы и мучений дело было сделано. Женщина с облегчением зашла в туалет, закрыла дверь, повернула гвоздь, села, расслабилась... И тут дверь открывается!.. В отличие от верхних этажей, дверь на первом открывалась наружу!


***

В Штатах существует радиовещание т. н. публичных радиостанций - никакой рекламы, до обалдения политкорректно, очень интеллигентный репертуар и т. д. Живут они за счет дотаций и являются вотчиной всяческих либералов разной степени оголтелости, из тех, что краской шубы натурального меха поливают. Итак: в студии в прямом эфире музыкант и мастер горлового пения из тувинского фольклорного ансамбля, каким-то чудом забредшего в Нью-Йорк. Любители экзотики и мультикультурности могут быть довольны. Музыкальные фрагменты перемежаются трепом. Переводит вполне сносно кто-то из той самой левой профессуры. От такого внимания империалистов к его культурным ценностям, горловой певец входит в раж, орет и терзает блеющий инструмент, а в интервью частит и, чувствуется, размахивает руками: "А лошадь для тувинца - это все! Это ВСЕ!!! Взять хотя бы этот инструмент! Дека - из конской шкуры. Да не просто, а кусок из пашины! Струны вот изготовлены из кишок (следуют жуткие подробности изготовления струн), закрутки тут из конского волоса, вот тут роговое покрытие - из копыт, склеено это все мездровым клеем (не менее жуткие подробности изготовления лошадиного клея) и т. д. Пауза... Переводчик решительно говорит: "При изготовлении музыкальных инструментов используются материалы органического происхождения".


***

Произошла история в 93 году, когда обучался я инженерной мыли в институте МИЭМ. Вела у нас физику милейшая тетушка по фамилии Голова, с ударением на первый слог. Естественно, что за глаза ударение все ставили на последний слог. Несмотря на то, что была она добрейшим человеком, за родную физику могла любого порвать на британский флаг и экзамен многие ей сдавали по два, три, а то и четыре раза, убивая, порой, на это все каникулы.
На одном из первых занятий второго семестра, входит она в аудиторию, кладет свой журнал на стол, подходит к доске... и вдруг, хлопая себя ладонью по лбу, произносит:
- Ой, мел забыла. Ну, вот - дурная голова ногам покоя не дает!
Буквально через секунду, когда народ только начал мусолить в голове ассоциацию "головА-гОлова", с задней парты раздается (а дело, напоминаю, происходит сразу после экзаменов и каникул) этакий крик души одного из многократно пересдававших экзамен на каникулах:
- Чужим, заметьте!!! Чужим ногам покоя не дает!


***

Учился в одном университете на заочном отделении истфака майор милиции. Зачем ему это было нужно - непонятно, но до третьего курса он дополз, сессии кое-как вымучивал, а на экзамены и зачеты ходил принципиально в полной амуниции - в форме, с кобурой, наручниками, дубинкой и т. п. Росточку он был небольшого, но отличался очень плотным телосложением "Мэтр на мэтр" и хронически красным личиком. Один из зачетов принимал профессор - божий одуванчик, действительный член Сорбонны, интеллигентный человек, который от "заочного" лепета страшно страдал и старался щадить свою нервную систему. Наш майор долго мычал над своим листочком, пытаясь изобразить мысль, но тщетно. Чтобы остановить эту агонию, профессор попросил:
- Молодой человек, сделайте мне, пожалуйста, по вашему ответу резюме...
Майор стал пунцовым, пошел пятнами и буркнул, что делать резюме ему не позволяет... офицерская честь! Народ напрягся в предвкушении зрелища.
- Молодой человек, я же не прошу ничего особенного! Сделайте мне только резюме! - настойчиво попросил растерявшийся профессор.
- Ну, ладно, - сдался майор, с обреченным лицом отошел полустроевым шагом в середину аудитории и сделал в сторону профессора... РЕВЕРАНС...