Смешные истории

Короткие смешные истории

Смешные истории из жизни - cборник № 1639

Сборник смешных историй подготовлен: 22.04.2015 г.


Историю эту рассказал мне отец. Служил он в свое время на подлодке. Раз в месяц матросам выдавался спирт. Самый настоящий спирт. Однако использовать его нужно было в "мирных" целях - прочистка перископов, приборной панели и прочих стеклянных деталей с замысловатыми названиями. Впрочем, большинство этих приборов прочищалось "методом дыха", т. е. дыханием, а спирт использовался по прямому назначению. Все начальство это знало, но поделать ничего не могло - не пойман, как говорится, не вор. И вот идет очередная "раздача". После нее батя с сотоварищами заперлись в одной из кают в предвкушении неплохого "застолья". Разлили они этот спирт и уже было собирались разбавить водой, как вдруг раздался стук. Вроде должны были матросики испугаться, дескать, начальство, но паники не возникло - стук был условный, т. е. кто-то "из наших". Один из батиных друзей пошел отрывать, держа стакан со спиртом в руке... На пороге стоял старший мичман. Грозно оглядев бедолагу, он строго спросил:
- Пьете?
- Нннникак нннет, ттттоварищ мичман, - заикаясь ответил матрос.
- А в стакане что?
- В-вода.
- Коли вода, так пей. Делать нечего, парень залпом выдувает стакан медицинского, глаза начинают судорожно бегать в поисках закуски, впрочем, заботливо припрятанной.
- А в том стакане на столе что? - продолжал допытываться мичман.
- И там тоже вода, - пробормотал матрос, боясь выдохнуть пары спирта на начальника.
- Снова пей.
Бедняга выдувает второй стакан. Глаза становятся, как у мороженого хека. Мичман долго смотрит на него, уже пошатывающегося, и в конце концов говорит: "Молодец! Закуси!" и уходит. Со звуком закрывающейся двери, раздался грохот падающего тела...
Отмачивали матроса дня три... На все предложения выпить он отвечал странным хихиканьем... Зато впоследствии не притронулся к рюмке до окончания службы.


***

Дело было в далекие предгорбачевские времена. Мой отец тогда работал на одном из авиационных заводов, где занимался важнейшим делом - маскировочной покраской истребителей. Так и красил бы до самого путча, если бы партия в очередной раз не сказала "надо". На этот раз "надо" было опередить американцев с их стелсами и изготовить радиопоглощающую краску для наших боевых самолетов. Типа, советишен ноу-хау. И ведь разработали в кратчайшие сроки, только вот незадача - чтобы сделать даже самый захудалый истребитель незаметным, на него надо было наложить аж двухмиллиметровый слой краски. А с такой прибавкой в весе он или не взлетел бы, или улетел не далее родного аэродрома. Начали потихоньку оптимизировать, но только довели толщину слоя до 1,279 с гаком миллиметров - пришел Горбачев и решил, что со штатами надо дружить. Так бы и закончилась судьба секретного лакокрасочного материала, если бы не человеческая смекалка. Ведь имеет место вопиющий факт - пропадает ведро отличной серебристой эмали! И один из работников цеха (назовем его Василичем) испросил у отца разрешения на покраску личной "копейки" в космический цвет. Машинка действительно засияла, да еще и обрела самое полезное на наших дорогах свойство. Картина маслом: гаишник (тогда еще ГАИшник) нацеливается на летящего под сотню "стилягу" радаром, а там... там горят три выразительных нуля. На моей только памяти было около десятка отпавших челюстей и долгих провожающих взглядов из-под форменной фуражки. Поездки на "стелсе советского автомобилестроения" Василича были до жути приятны. Ведь полтора миллиметра краски для машины - сущий пустяк, а радар не идет ни в какое сравнение с военным.


***

На Сретенке в полуподвале есть уютный кабачок, где мы любим посидеть с коллегами. По поводу или просто после работы. По вечерам там живая музыка в виде девочки на синтезаторе и мужичка с гитарой. Мужичок солирует. Репертуар средне кабацкий. А у нас есть коллега, назовем его Сан Санычем, который профессионально играет на гитаре и неплохо поет. А еще у нас есть Леха. Не видит ничего. Носит очки. В очках видит еще хуже. Ну, вот. Отмечается чей-то день рожденья. Сидит компания, человек двадцать. И народ продолжает подтягиваться. Кто-то пошел, заплатил мужичку с гитарой, и тот объявляет: "А сейчас для дорогого именинника звучит его любимая песня в исполнении его друга Сан Санычем!" Мужичок оставляет гитару, девочку за синтезатором и уходят в подсобку пропивать гонорар. Сан Санычем садится к микрофону, берет гитару, перебрасывается с девочкой парой фраз на тему тональности, и поет. Компания за столом подпевает и аплодирует. Кто-то танцует. Цветомузыка. Обычный кабацкий маскарад. Посредине песни в кабачок входит Леха с еще одним парнем. Сан Санычем между тактами делает им ручкой "Привет!" Те подходят к столу, что-то говорят, после чего компания взрывается хохотом, глядя на Сан Санычем. Вроде как над ним хохочут. Тот заканчивает петь, ставит гитару, идет к столу и пряча обиду спрашивает: "Я что-то пропустил?" Сан Санычу рассказывают. Леха подошел к столу со словами: "Э! Вы видели?! Этот парень с гитарой - один в один - Сан Санычем! Поет, конечно, никак, по сравнения с Сан Санычем ". И, оглядев сидящих за столом: "А где, кстати, Сан Санычем?"


***

История, происшедшая на заводе. Есть у нас один мужик. В целом - неплохой, сильно не «урабатывается», но дело свое знает. Но случилась с ним оказия: после нескольких операций немного крыша поехала. Начал увлеченно заниматься лечением травами. Получился, правда, перебор: мог полумесячную зарплату отдать зараз за стопку книг на эту тему. Лечить начал все подряд - начиная от пяток и заканчивая ушами. Повсюду дома развешаны разные травы, на столе - отвары, настойки. Все бы ничего, но на этой почве он стал занудой, который может часами товарищам по работе рассказывать на эту тему. Достал всех. И вот, после очередной беседы о всяких рецептах, к нему обращается один из его слушателей:
- Знаешь, Коля! А я тоже стал заниматься травами! Уже есть результаты!
- ?!
- Понимаешь, достал я один корешок (говорит какое-то мудреное название), так мы с женой занимаемся любовью по несколько часов за ночь!
У нашего эскулапа глаза заблестели, горло перехватило. Воображение начало рисовать одному ему ведомые картинки.
- Ну-у-у?!
- Значит, так... Привязываешь корешок к органу...
Надо видеть было лицо Коли. Бригада же, конечно, падает от смеха. Занавес.